NewRusProject

информационное поле испытательного полигона

Один в поле не Riot!

Кратко и по делу:

1. Нет более важной, нужной, страшной и необходимой задачи в России на сегодняшний день, чем отставка нелегитимного президента Путина, роспуск нелегитимной Государственной Думы и восстановление политической и избирательной систем, которые позволят гражданам всех взглядов и убеждений вернуть в Россию реальную политику, когда судьбу нации будет определять нация, а не мошенник Чуров с внешностью циркового мага-шарлатана.

2. Промедление в этом вопросе подобно смерти, каждый день путинской власти приближает полный коллапс всех институтов государства, продолжающих разлагаться с невиданной в русской истории скоростью. Даже в Гражданскую войну в ситуации всеобщей анархии у воюющих сторон были реально работавшие государственные механизмы. Сейчас их в России нет. Вообще. И всякая новая катастрофа, происшествие, трагедия еще раз показывают, что государства у нас нет. В принципе.

3. Так как отставка господина Путина опасное и страшное занятие в силу его поддержки классом коррумпированных элит и силовиков, за каждый день путинского правления получающих немыслимые прибыли и барыши, которые невозможны ни в одной другой стране мира, то для этого важного, решающего дела должны объединиться все слои, сословия, партии и группы русского общества, от радикальных либералов до радикальных православных. Никто, включая даже анархистов, не хочет жить в Сомали. Убрать Путина может только полное народное единство, полное сплочение нации в страшный момент ее истории. По сути, путинский вопрос сейчас — это тест на жизнеспособность русского народа, на его желание и возможность управлять своей судьбой, бороться за свою судьбу и свое будущее.

4. На этом фоне заливистая, в отрыв, до хрипа, до рвоты ругань между либеральной и консервативной частью общества выглядит как попытка переложить страшный момент национального решения и национальной борьбы на куда-нибудь потом, занявшись сейчас привычным и приятным делом вечного спора между Раскрепощением и Традицией, который принципиально не имеет окончательного решения и может тянуться столетиями с переменным успехом (за волной либерализации приходит волна реакции, за реакцией новая либерализация и так до бесконечности). На фоне ежедневного вымирания русского народа, ежедневной оккупации России нерусскими и ежедневного развала государственного аппарата и сырьевой дегенерации экономики, на фоне антиконституционных законов, зашкаливающей коррупции и полного перерождения всех ветвей власти в тварей из бездны, грызня либеральных и консервативных чемпионов вокруг явно путинской пусси-приманки смотрится как перебранка двух тетушек на тонущем «Титанике».

5. Говорят, Гитлер, когда советские войска вошли в Германию, выдал фразу в том смысле, что немецкий народ на деле оказался нежизнеспособен, поэтому его падение сейчас абсолютно заслуженно. Смотря на то, как великий русский народ, переживший страшнейшие национальные кризисы, переживший монгольское нашествие, польское нашествие, французское нашествие, два немецких нашествия и даже два чеченских нашествия, не может сплотиться и сбросить иго третьесортного диктатора, жалкую пародию на тирана — которая, тем не менее, жрет национальные силы и национальное будущее как настоящий тиран — я начинаю проникаться осенними гитлеровскими настроениями. Может, правы русофобы и мы, русские, этого того? Выродились, потеряли жизненную силу и теперь так и будем дрейфовать в небытие под всеми этими чекистскими недосталинами? Может, верно говорит Паша «Хасид» Пряников, что русский народ всё, раз даже пугливый плаксивый Путин с полупарализованной силовой системой может дрючить нас как хочет? Ладно вон раньше Чингис Хан был, империя в половину мира, а тут старый полубезумный гебист с одним лояльным полком ОМОНа, с которым приходится квартирами за синяки расплачиваться. Нет же никакого кровавого режима, нет готовых умирать за Путина, нет власти — есть лишь коррумпированные, сросшиеся хвостами крысиные короли, в ужасе ждущие, когда мужики закончат ругаться и добьют их лопатами.

6. Но мужики не могут перестать ругаться и продолжают самозабвенно лаяться, показывая неспособность к сплочению во имя общего национального интереса. Такая ситуация — когда разные части общества не могут преодолеть разногласия перед лицом общей угрозы — называется очень просто. Национальной смертью, смертью нации как культурно-политической общности, распад внутреннего единства, разрушение самой национальной структуры. Дальше распавшаяся нация, разрушившаяся нация, развалившаяся на обломки нация становится добычей других наций. И в случае России мы даже знаем, что это за смуглые нации с полными гортанных звуков языками, с каждым годом занимающие все больше позиций в государственной, экономической и силовой системах, оккупирующих все больше пространства, иногда — в случае больших мусульманских праздников — в буквальном смысле, физически. И они не перерождаются, они не превращаются в европейцев — это мы, русские, становимся азиатами, начинаем носить ножи, травматы и всерьез обсуждать, виновата ли жертва изнасилования в нескромной одежде.

7. Если нация теряет свою волю к жизни, волю к борьбе, волю к свету, она становится добычей других наций, более витальных, более злых, более голодных. Загнанных лошадей пристреливают. И русские сейчас, со всей этой примитивной, смешной пусси-разводкой ведут себя как загнанные, потерявшиеся лошади, как римляне в дичающей, разваливающейся на куски империи, спорящие бесконечные внутриполитические споры, пока остатки легионов разваливаются на куски, а варвары заселяют их города.

8. Сможет ли русский народ стать из народа нацией, превратить кровное родство в родство духовно-культурно-политическое, присягнуть на верность идеалам европейской культуры (органичной частью которой является и христианство, и либерализм), сбросить ботоксного недосталина, вернуть свою судьбу в свои руки, отстроить заново русское государство, призвать к порядку заполонивших его горных и степных мигрантов, а затем вернуться в мировую историю и политику как большой и сильный народ, полный желания жить, сражаться и побеждать в борьбе за свое место под солнцем? Смогут ли русские преодолеть кризис воли и сплотиться в единую силу, сойдя с дороги в историческое небытие?

9. Зимой я думал, что да, зимой я видел рядом реющие рядом флаги имперцев и анархистов, либералов и коммунистов, зимой я видел поднявшуюся нацию, требующую себе силу и власть, презревшую все разногласия ради великой цели, великого национального преображения. Мне было холодно после этих митингов, у меня был сорван голос, но мое сердце пело. Сейчас же я вижу лишь бесконечно ругающиеся группки мелких политиканов, паразитов, дегенератов, притворщиков, фокусников и евнухов, тюремных узников, дерущихся промеж собой до крови под сытый хохот успокоившихся надсмотрщиков. Сейчас мне тепло, горло мое не хрипит, но сердце мое молчит от горькой боли за лающихся придурков со всех сторон.

10. Поэтому финальная моя мысль проста: в национально-освободительной борьбе важен каждый человек, каждая партия, каждая группа, каждая газета, каждая статья, каждое слово. Христианское. Либеральное. Какое угодно. Бить ботоксную тварь любым оружием, любым средством, любой идеологией, пока тварь в ужасе не сбежит обратно в ту адскую нору, из которой выползла. В национально-гнетущем умирании же неважно ничего. Можно задумчиво пить мятные коктейли, смотря в бархатную летнюю ночь, и рассуждать о преимуществах атеистической личности пост-модерна перед традиционным религиозным сознанием, кокетливо обещая больше в жизни не подать руки своему оппоненту, пока за большими окнами медленно догорают пожары умирающего русского Рима.

Каждый выбирает сам для себя. И если большинство выберет пиздеж, кокетство и споры среди прокопченных руин русской цивилизации, то нам не поможет уже ничего.

Что выбираете вы?

Источник.

rusadmin • 26.07.2012


Previous Post

Next Post

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

сообщать о
avatar
wpDiscuz